+7(495)781-90-99 Москва и МО
+‎7 (812) 317-78-83 Санкт-Петербург

24 часа. Без выходных

России угрожает санитарно-эпидемиологическая опасность

Все мы порой жалуемся на некачественные продукты, стройматериалы, воду и так далее, но, согласитесь, в целом не очень-то беспокоимся по этому поводу. Мы привыкли, что специальные государственные службы контролируют качество того, что мы потребляем, и того, что нас окружает, и уж откровенно опасных для жизни и здоровья веществ до нас не допустят. А между тем такое положение вещей ушло в прошлое. На днях я посетил Центр гигиены и эпидемиологии Москвы (далее мы будем называть его центром) и поговорил с его директором Александром Валентиновичем Иваненко.

Этот Центр как раз и является главным стражем санитарного и эпидемиологического благополучия москвичей. Его посещение показало безрадостную и крайне тревожную картину.

Начнем с того, что несколько лет назад все надзорные функции за санитарной безопасностью строительных работ и стройматериалов переданы Министерству строительства. Служба Роспотребнадзора отстранена и от надзора за строительством, и от контроля за безопасностью стройматериалов. Заключения о санитарной безопасности материала — сложное профессиональное исследование — заменено декларацией, в которой производитель на глазок определяет, есть ли в краске, кирпиче, клее и других материалах опасные добавки или нет.

Центр может проверять строителей и стройматериалы только по жалобам населения на внешнюю среду, шум, вибрацию, показатели микроклимата в помещении.

Еще один пример. Мостройнадзор имеет лабораторию по замеру воздуха, однако контроль на медленные яды не производится, кирпич, бетон, линолеум, краски, клеи на контроль не берутся. В бетон загоняют аммиак, чтобы бетон быстро не застывал зимой. В дальнейшем этот аммиак медленно выделяется, отравляя людей. Не учитывает ведомственный контроль и сочетанное воздействие всех этих веществ на организм человека.

Сложности возникают и в других сферах. Государство возложило контроль безопасности продукции на самого поставщика товаров и услуг, в том числе и безопасности для здоровья человека продуктов питания. После этого с Центра было снято согласование программы производственного контроля. Между тем в развитых странах, где граждане обеспокоены состоянием своего здоровья, расходы на такой контроль составляют от 3 до 7% от стоимости продукции (у нас — менее 0,1%) и уже заложены в ее себестоимость.

8086743371383947
фото: Алексей Меринов

Коммерческие организации, обладающие хорошими деньгами, но не имеющие ни специалистов, ни исследовательской техники, без труда получают аккредитацию для осуществления производственного контроля.

Осуществление санитарного контроля по конкурсу, в котором побеждает не тот, кто делает работу лучше, а тот, кто выполняет ее дешевле, привел к тому, что Роспотребнадзор оказался отстранен, например, от контроля качества водопроводной воды. После того, как 3–4 года назад данные работы стали выполняться на конкурсной основе, эти конкурсы выигрывают коммерческие организации, не имеющие необходимых лабораторий. В итоге они все равно приходят в Центр, пользуются его лабораториями, но вся прибыль остается у них. Центр вынужден сам зарабатывать деньги для того, чтобы осуществлять те исследования, которые он должен выполнять бесплатно.

Снижаются качество и объемы исследований. Центр проводит исследование воды по 98 показателям. Например, выявляются легионеллы — бактерии, вызывающие «болезнь легионеров», понтиакскую лихорадку. Эти бактерии таятся в системах кондиционирования, спа, системах водоснабжения, хорошо переносят температуру в 55 градусов (температура подачи через водопровод горячей воды) и погибают при температуре воды в 75 градусов. Но для энергетиков нагрев воды на каждый градус — огромные расходы, в связи с чем они заинтересованы в том, чтобы пользоваться услугами не Центра, а более дешевой и покладистой коммерческой компании.

Немного про бюрократию. Организации, получающие право на осуществление надзора, в том числе и Центр, проходят аккредитацию в Росаккредитации.

Оттуда аккредитовывать Центр пришли специалисты… по лифтовому хозяйству, которые хотя и имеют хорошую подготовку, однако не являются врачами и не знают тех деталей, без которых аккредитация может превратиться в формальность. Из-за этого право на работу в сфере санэпиднадзора получают организации, которые просто приглашают лаборатории на аутсорсинг.

С крысами и тараканами тоже все не слава богу. Одновременно было отменено и лицензирование в сферах дератизации, дезинсекции и дезинфекции. Наряду с ФГУП Московский городской центр дератизации (МГЦД) борьбу с крысами ведут многочисленные коммерческие структуры, которые, хотя и работают с ядами, однако не подлежат лицензированию примерно уже 6–7 лет. Часто уничтожение ими крыс происходит только на бумаге. Так, после потравы образцы погибших грызунов они должны доставлять в Центр для мониторинга на наличие в грызунах опасных инфекций. Однако за последний год, например, из районов СВАО ни разу не привозили образцы погибших крыс и мышей для контроля инфекции, хотя уже 2 года по Москве идет сплошная дератизация.

Проводится в Центре экспертиза сотовых операторов связи. Точнее говоря, таких экспертиз 2. Первая касается определения, куда будут направлены поля. Вторая связана с практической работой антенн связи, в первую очередь замеров излучения. Такой замер производится не только в рабочее, но и в пиковое по нагрузкам для связи время.

Между прочим, мобильные телефоны также не сертифицируются, а подлежат только декларированию о соответствии, что снижает уровень их безопасности. В развитых странах практически невозможно получение левых деклараций на соответствие. У нас же такой надзор оказался в сфере коммерции.

Убежден, что если мы хотим жить в благоприятной окружающей среде, сложившаяся система санитарно-эпидемиологического надзора нуждается в серьезном ремонте.


 

Также в разделе