+7(495)781-90-99 Москва и МО
+‎7 (812) 317-78-83 Санкт-Петербург

24 часа. Без выходных

Чем грозит запрет въезда в город для неэкологичных грузовиков

Такие меры заставят какую-то часть населения столицы поменять машины, предполагает технический директор независимой экологической экспертизы Александр Кукса

П. ШКУМАТОВ: Сегодня мы будем обсуждать тему экологии. Я сегодня активно передвигался по городу на автомобиле – дышать нечем, везде выхлопы, гарь. Автомобилей стало больше, и над городом появилось некое подобие смога. И тут пришло несколько новостей, которые, разумеется, связаны с запретами на те или иные вещи. Сергей Собянин подписал постановление, запрещающее движение грузовиков низких экологических классов. С 1 декабря вступят в силу новые нормы, согласно которым грузовики экологического класса ниже «Евро-2» не смогут въехать в столицу или двигаться по МКАД. А на Третье транспортное кольцо будут допускаться грузовики, экологический класс которых не ниже «Евро-3». Представьте себе: едете вы на экологически грязном «КамАЗе» и видите знак, висящий прямо перед МКАДом, а развернуться вы не можете. Штраф может составить, по разным оценкам, до 10 тысяч рублей. И эту историю мы обсудим с Александром Куксой, техническим директором независимой экологической экспертизы. Александр, добрый вечер!

А. КУКСА: Добрый вечер!

П. ШКУМАТОВ: Александр, такая акция, как запрет экологически грязных грузовиков, хоть на что-то повлияет?

А. КУКСА: Конечно, повлияет, и очень сильно. Во-первых, встанет всё Замкадье, точно так же, как было после нескольких месяцев запрета въезда большегрузных фур в пределы МКАД в дневное время. Они все стояли вдоль дороги по вылетным трассам на въезд и на выезд, перекрывая дорогу. То есть на первые месяцы встанет всё. Тем более что это начнётся с 1 декабря, когда и так будет напряжённый трафик из-за выпавшего снега, да ещё и все будут стоять и смотреть на новые таблички. В отдалённой перспективе это, конечно, улучшит качество воздуха. Но тут вопрос в том, что будет написано у этих автомобилей в паспорте и что будет на самом деле у них в выхлопных газах.

П. ШКУМАТОВ: Да, действительно, штрафовать будут камеры по тому, что записано в ПТС. А там, может быть, у какого-нибудь старого грузовика будет написано «Евро-5». Значит, может ездить. Правильно?

А. КУКСА: Получается, что так. У старого грузовика написано «Евро-5», у какого-то вообще это будет не написано, потому что прописывать экологический класс в ПТС начали только с 2002 года. Получается, что этот закон направлен в первую очередь против отечественных автомобилей, тех же «Жигулей», у которых еврокласс далеко не соответствует нормам.

П. ШКУМАТОВ: «Жигули» – это всё-таки не грузовой автомобиль, а мы обсуждаем то, что касается грузовиков. У нас «КамАЗы» вообще какого класса?

А. КУКСА: Считается, что «Евро-3». Но это более-менее современные, не 30-летней давности. То есть они, в принципе, вполне удовлетворяют требованиям и могут передвигаться внутри Третьего транспортного кольца. Но тут вопрос стоит в том, насколько это соблюдается, учитывая даже внешний вид этих «КамАЗов». Судя по тем облакам чёрного дыма, которые вырываются у них из труб, там даже не «Евро-2».

П. ШКУМАТОВ: Я думаю, что там «Евро-минус 1». Александр, всё-таки какой основной источник загрязнения воздуха в Москве? Автомобили или что-то ещё?

А. КУКСА: Да, это действительно выхлопные газы, потому что от каждого автомобиля их по чуть-чуть, но в целом получается очень много. В прошлом году в конце ноября, когда стояла безветренная погода, было высокое атмосферное давление, все выхлопные газы прижимались к земле, и у некоторых водителей даже кровь шла из носа, когда они стояли в пробке на МКАДе. Настолько высока была концентрация загрязняющих веществ. Я катался ради эксперимента с анализатором воздуха на угарный газ, в пробке он у меня пищал постоянно, как только я открывал окно. Хорошо, что я не курю и езжу с закрытыми окнами, но люди, которые сидят в машине без кондиционера в тёплое время года с открытыми окнами, дышат этим воздухом с превышением нормы угарного газа.

П. ШКУМАТОВ: А фильтры помогают?

А. КУКСА: Да, они помогают, проводился эксперимент. Даже фильм вышел. Мы тогда загнали в гараж машины разных евроклассов и разных ценовых категорий – от отечественных автомобилей до машин за несколько миллионов рублей. У отечественной машины сразу после заведения в закрытом гараже пошли превышения смертельной дозы по угарному газу. Конечно, мы сразу выбежали, предварительно её заглушив. А в иномарке стояла система доочистки, и там газоанализатор ещё достаточно долго показывал нулевые концентрации.

П. ШКУМАТОВ: То есть машина стоит в закрытом гараже...

А. КУКСА: Наглухо закрытая машина с притоком воздуха. Но фильтров, которые у неё стоят опционально, хватает для того, чтобы доочистить воздух до приемлемого уровня.

П. ШКУМАТОВ: То есть, чтобы ездить и дышать более-менее чистым воздухом, Вы рекомендуете в пробках закрывать окна?

А. КУКСА: Да, разумеется. В случае, когда рядом с вами стоят крупногабаритные машины, не только грузовики, но и автобусы, конечно, лучше закрыть окна и включить внутреннюю рециркуляцию воздуха, пока пробка не рассосётся, или пока этот автобус не отъедет.

П. ШКУМАТОВ: То есть фильтры всё-таки как-то задерживают эти вредные вещества?

А. КУКСА: Да, особенно угольные фильтры. Это не маркетинговый ход – заплатить на 100 рублей больше и получить видимость защиты, а это действительно работает. Но, конечно, не стоит забывать их регулярно менять.

П. ШКУМАТОВ: Казалось бы, «Мосгортранс» закупил новые автобусы, но, тем не менее, они едут и выбрасывают чёрные облака гари, в которых невозможно дышать. То есть если в него попадаешь, сразу начинаешь чихать, слезятся глаза. Что это вообще?

А. КУКСА: Это наши автобусы.

П. ШКУМАТОВ: Но они же новые, «Евро-4». То есть «Евро-4» не защищает от такого выхлопа?

А. КУКСА: Понимаете, от какого-нибудь Кулибина вообще ничто не защитит. Он знает, как лучше. И если он сказал, что здесь трубка нужна в два раза меньше, ему верят. Смех смехом, но я общался с водителем маршрутки, который сказал, что в разных районах Москвы разная политика. Есть машины, привязанные к двум-трём водителям, работающим посменно друг за другом. И они следят за этим автобусом, «ГАЗелью», следят за её общим состоянием, за состоянием чехлов. А есть компании, работающие по принципу «кто первый встал, того и тапки». И у них машины «убитые». То есть полностью «убита» подвеска, машина перекошена на один бок, выхлопная труба висит ржавая. Потому что он знает, что сегодня он на ней пострадает, но завтра придёт на 15 минут раньше и схватит машину получше. И, разумеется, при таком халатном, отвратительном отношении к автомобилям ни о каких евроклассах нельзя говорить. Надо бегать с газоанализаторами за всеми крупногабаритными машинами, проверять и штрафовать. Причём штрафовать не только водителя, но и компанию, которая пустила на маршрут этот автобус или ГАЗель.

П. ШКУМАТОВ: Хочу объявить голосование. Вы скорее понимаете и осознаёте пользу этих запретов или нет? Прошу голосовать наших радиослушателей.

Александр, сейчас уже запретили грузовики, я не знаю, что будет делать «СтройКомплекс», потому что там почти все автомобили года 90-го в лучшем случае.

А. КУКСА: Вопрос в том, что всё встанет опять же из-за того, что увеличится количество легковых или мелкогрузных автомобилей. Вместо того чтобы проехал один «КамАЗ», будет ехать 6 «ГАЗелей».

П. ШКУМАТОВ: Госдума имеет немножко другое мнение. Они пока ещё думают ввести ограничение для проезда автомобилей в определённых территориях по экологическому классу. Николай Асаул на прошлой неделе заявил, что правительство утвердит дорожный знак «Грязный выхлоп». В Госдуме рассмотрят законопроект о введении штрафа до 10 тысяч рублей за его несоблюдение. Это означает, что вы едете на автомобиле «Жигули», например, и видите знак «Евро-2» и перечёркнутый автомобиль. Значит, вам туда нельзя.

А. КУКСА: Значит, вы разворачиваетесь и дымите назад.

П. ШКУМАТОВ: Или не дымите. В зависимости от того, хорошо или плохо настроен карбюратор.

А. КУКСА: И осталось ли хоть что-то от выхлопной системы.

П. ШКУМАТОВ: Александр, такой глобальный запрет старых автомобилей в целом хоть на что-то серьёзно может повлиять? Станет легче дышать?

А. КУКСА: При моём саркастическом отношении к действенности наших запретов – должно стать легче дышать. Потому что кого-то это заставит наконец-то поменять машину. У наших людей советского времени подход такой: не трогать, пока она работает. Работает «Жигуль» 15 лет – и хорошо, зачем его менять?

П. ШКУМАТОВ: У меня сосед говорит: «Я езжу в «Ашан» за продуктами раз в неделю, иногда куда-то ещё выезжаю». То есть машины ему хватает.

А. КУКСА: Да, педали есть и тепло. Поэтому я думаю, что это заставит какую-то часть нашего населения поменять машины. При этом такой подход, мне кажется, лучше с точки зрения той же регулировки пробок, количества трафика. Потому что такие машины, конечно, чаще ломаются. Они где-то тормозят движение просто потому, что у них не хватает управляемости повернуть куда-то. Из-за этого всё встаёт.

П. ШКУМАТОВ: Не факт, что чаще ломаются. Дело в том, что сейчас очень многие владельцы современных автомобилей подмечают, что как только подходит к концу срок гарантии, сразу «летит» сцепление, коробка передач и всё остальное. Это запрограммированное старение. А когда автомобили выпускались «АвтоВАЗом», их можно было починить с помощью гаечного ключа и отвёртки.

63% наших радиослушателей понимают полезность такого запрета, 38% – против.

А. КУКСА: Можно даже прикинуть, у какого процента населения машины высокого еврокласса, а у какого – низкого.

П. ШКУМАТОВ: Я как раз хочу озвучить цифры по Москве: из 4,5 млн автомобилей 1,1 млн — это «Евро-0» и «Евро-1». То есть это примерно 27-28%.

Тут возникает такой социальный аспект. Я точно знаю, что у моего соседа, у которого «шестёрка» или «пятёрка», нет денег на то, чтобы купить автомобиль лучше классом. Но зато у него есть потребность в еде. И он эту потребность удовлетворяет путём езды в различные супермаркеты – Metro, «Ашан» и так далее, чтобы сэкономить. И тут он поедет в магазин и останется без 10 тысяч рублей за то, что поехал на старом автомобиле. Это справедливо? Может быть, установить какой-то переходный период?

А. КУКСА: Я подозреваю, каким может быть ответ: «Мы же вам делали акцию «Сдайте старую машину – купите со скидкой новую». Как раз продавались «четвёрки», «семёрки», «пятёрки». При сдаче в утиль старой машины новая «пятёрка» стоила 99 тысяч рублей.

П. ШКУМАТОВ: Да, но этот аттракцион неслыханной щедрости закончился.

А. КУКСА: Видимо, он требует продолжения для того, чтобы посмотреть, каким будет эффект. Потому что если много народа будет возмущаться, политика должна будет как-то пересмотреться.

П. ШКУМАТОВ: Во всяком случае, 300-400 тысяч рублей за машину более высокого экологического класса не каждый сможет отдать.

А. КУКСА: Далеко не каждый. И уж тем более – в кредит. А сколько сейчас стоит страховка на кредитную машину – это вообще тема для отдельной передачи.

П. ШКУМАТОВ: Мне кажется, это тема для того, чтобы вызвать сюда врача-психиатра для тех, кто покупает страховки по таким безумным ценам.

А. КУКСА: Хочешь-не хочешь, иногда проще застраховать, чем потом сидеть в разбитой машине.

П. ШКУМАТОВ: За 20% от цены машины? Некоторые покупают Hyundai Solaris, 100 тысяч отдают за «КАСКО», а потом ещё и подписывают обязательство на весь срок действия кредита. Впрочем, мы эти экономические аспекты опустим. Что касается экологии, как можно сопоставить загрязнение от автомобиля «Евро-0» и «Евро-1» с автомобилем «Евро-5»? На сколько процентов первые автомобили более вредны, чем вторые?

А. КУКСА: Приблизительно в сотни раз.

П. ШКУМАТОВ: То есть не в 2 раза?

А. КУКСА: Нет. Это практически как сравнить «буржуйку» с современной газовой плитой.

П. ШКУМАТОВ: То есть если мы берём один автомобиль «ВАЗ-2106»...

А. КУКСА: Если сравнивать «ВАЗ-2101» и турбированный Opel Astra, то разница будет в десятки раз минимум. Ещё, кстати, и уровень шума от автомобилей будет совершенно разным. Шумовое загрязнение от трафика имеет тоже очень высокий процент.

П. ШКУМАТОВ: Кстати, по поводу шума: все что-то зашевелились, начали пытаться запретить мотоциклистов.

А. КУКСА: Несколько лет уже пытаются.

П. ШКУМАТОВ: А есть какие-то варианты решения проблемы шума? Может быть, кустарники или деревья высадить вдоль дорог? Или поставить шумозащитные экраны?

А. КУКСА: Есть биологическое решение проблемы – кустарники, широколиственные растения. Когда, например, строилось Третье транспортное кольцо, во всех домах вдоль него за счёт мэрии меняли стеклопакеты на тройные пластиковые. Шумозащитные экраны очень сильно снижают уровень шума. Мы проводили измерение шумомером на выезде с Киевского шоссе, где начинаются эти экраны. Там есть заезд в деревню без защитных экранов. За этим экраном шум на 30 децибел меньше, чем без него. 80 децибел без шумозащитного экрана, 50 децибел – с шумозащитным экраном впритык к нему, в 3 метрах, при предельно допустимом дневном уровне шума в 55 децибел. То есть они очень эффективны. Но опять же, они должны быть правильно установлены. Ну и, конечно, закрывать дорогу этими экранами по всему городу не получится. Но опять же, с точки зрения выбегающих на дорогу пешеходов – шумозащитные экраны тоже помогут.

П. ШКУМАТОВ: У нас в гостях был Александр Кукса, технический директор независимой экологической экспертизы. Спасибо!

А. КУКСА: Спасибо.

Также в разделе